left   right 

 

страница 19

Отродясь не видала такого шелка.
Вот эта нить белесая,
вот эта гладь замерзшая.
Плетется рисунок замысловатый
мне — показался, слишком прост он.
Очаровательно скользит в своем накале,
блуждает, возбуждает, слишком тонок.
Разрежь ты ткань и будешь жалок.
Интриги нет уже,
костюм — неловок.

666 300x150

Ослабевает гроза,
не видать конца:
атакует мечта
желторотого юнца.
А ему нипочем,
если там, у ларца
вихрем кружат ветра,
осыпая сполна.

666 300x150

Освистывают силы небесные
несносную, несносную.
Забыли крикнуть: «Браво!»,
мне,
не просто им, не просто.
Предугадаю все я наперед:
Возьму, и вытку ткань наоборот,
Затем, покрою белым
вновь,
начну читать свой монолог.
Поднимут занавес, и в тишине,
взорвется зал, ликуя,
сладко мне…

 

 

 

image001

image002

 

page 19

I haven’t seen such silks ever.
What a whitish thread!
What a frozen hemstitch!
Interesting pattern braids
It seems too simple to me.
Fascinatingly glissades in tension
Wanders, arouses, way too delicate.
Cut the fabric and you’ll become rueful.
Intrigues are gone.
And costume is awkward.

666 300x150

Storm slackens
The end is unseen.
Dream attacks greenhorn.
He doesn’t care a cuss,
If there by box winds whirl,
Wholly heaping.

666 300x150

Hosts of heaven hiss the accursed and intolerable.
They forgot to shout: “Bravo!”
It’s not that easy for me, nor for them.
Beforehand I guess
I will take and weave fabric back to front.
After that I’ll cover it with white again
And I will start my monologue.
In silence curtains will be lifted
And storm of applause will stuff the hall
Triumphing, I feel delightful.

 

 

 

11   110   120   130   140   150   160   170