left   right 

 

страница 10

Коса расплелась не полностью:
как болотная змея —
скользит по спине до пояса.
Лаская, призывает
забыть о скромности надменной.
Замерзают роднички юные,
реки бурные в водовороте смуглом,
пытаются топить венки подружек.
И на воде рубахи — белые,
напоминают башенки
монастыря деревенского, древнего.
Босоногие девицы спелые,
с томными криками неспешными,
редкими,
зазывают любовь —
грешную,
расплетают косы
полностью,
стыдливо прикрывают груди
острые.

666 300x150

Любовь Отчаянных —
надежда всех Отчаявшихся.
Два кулака в воздухе,
пощечин звонкость,
и глаз, заплаканных,
все, к чему однажды
прикасались Отчаянные —
тут же невольно,
приближало Отчаявшихся.
Цикл этот, неизменный,
иногда смущал их.
Однако, вновь сжимаются нечаянно,
те пальцы —
в кулаки отчаянные.

 

 

image001

image002

 

page 10

Braid got almost unbraided.
As shovel-nosed snake, skims down the back
Caressing, urges to leave the arrogant modesty
behind.
Youthful wellsprings freeze.
Rapid rivers try to sink playmate’s anadems
In a dusky whirlpool.
And afloat white shirts remind of
Abbey’s ancient village cupolas.
Ripe barefooted ladies
Tout for sinful love with rare, tardy and languid
shouts.
Shamefacedly covering pointed breasts, braids
untwine.

666 300x150

The love of the desperate —
The hope of every forlorn.
Two fists in the air,
Sonority of snaps,
And tearful eyes —
Anything once touched by forlorn,
Unmeant in no time
Approached the hopeless.
That steady cycle
Sometimes confused them.
However once again those fingers form
The desperate fists. 

 

 

11   110   120   130   140   150   160   170