left   right 

 

страница 18

Твое влечение ко мне —
неестественно.
Я двигаюсь в танце бесконечном.
Дышу беззлобно чередой сезонов.
Я — наслаждаюсь лишь своей свободой.
Самозабвенно полюбить себя пытаюсь.
Ты бьешь орехи на террасе,
и каждый шаг — иллюзией считаешь.
А я — скольжу по льдине бледной,
которая, как ты не ждешь,
не колется мгновенно.
Благословив тебя… Я — не пойду ко дну.

666 300x150

Ноги — бредут,
на лице — испуг,
в душе — маета,
на стене — она:
несносная, белокостная,
Безумность — остроносая.
Безысходность в одночасье,
умывает руки, узластые.
Ты киваешь лбом ненастным,
исчезаешь в толпе безрадостной,
извини, но как быть мне радостной,
пока град отбивает все малости,
измываясь над всеми подряд.

 

 

image001

image002

 

page 18

Your appetence to me is unnatural.
I move in an endless dance.
And breathe with a list of seasons.
I am delighted with my own freedom.
Selfless I attempt to fall in love with myself.
You crack nuts on a porch
Considering every step as delusion.
And I glide on pale ice floe
That doesn’t instantly prick as you may expect.
and having blessed you
I won’t sink to the sole.

666 300x150

My feet plod along
A fright appeared on my face
Soul is drudging.
And there she is on the wall:
Intolerable, white-boned
The sharp-nosed rage.
In a flash of hopelessness
Washes tie-knotted hands of it.
You nod and disappear in joyless crowd
Excuse me! How am I supposed to be roseate?
While hail scoffs at everyone, striking off every trifle.

 

 

11   110   120   130   140   150   160   170