left   right 

 

страница 35

Издавая звуки,
даем знать:
откуда берем начало,
когда сможем отдать.
Исследовав глубину своих колодцев,
обретаем смысл возможностей:
копить, закладывать, дарить, обязывать.
Ознакомив всех со своей концепцией,
удаляемся гордо без явных потерь.

666 300x150

Ребенок был рожден кокоткой.
Устав лежать — он дунул попкой.
Пришли в движение все мышцы,
не дав покоя роженице.
И был таков красив и смел,
что заставлял сердца искриться,
всех благонравных он девиц.
Тем самым, облегчив конец,
своей измучавшейся плоти.
Нам — в радость, а кому — во грех.

666 300x150

Неясной походкой
обращаешь на себя внимание.
Его рот — недоумевает.
Роднит вас вместе слепая вера.
Разводит — легкая замена.
Застывшая мозоль-
напоминает дело.
Разинутые рты — не обретают,
а в бликах мести — замолкают.
Несется день за днем без меры,
обогащает он, не дремлет.

 

 

 

image001

image002

 

page 35

Sounding,
We let know:
Where from we take the beginning,
When we’ll be able to give back.
Once having explored the depth of our wells,
We find the meaning of possibilities:
To save, to put, to present and to oblige.
Once our conception is introduced to everyone,
We recede proudly without obvious losses.

666 300x150

As cocotte this child has been born.
When he got tired, he blasted with his buns.
Giving no rest to parturient,
He brought each muscle into motion.
There he was so handsome and so courageous,
So that he has forced hearts to sparkle
Of every modest maiden.
At once he simplified the end
Of his exhausted body.
Gladness to us and sin to others.

666 300x150

With help of vague walking you draw attention.
His mouth shows bewilderment.
Implicit faith brings you together.
Gentle replacement pulls apart.
Stark callosity reminds of pursuit
Widely open mouths gain nothing
And among glares of vengeance fall silent.
Immeasurably day after day flies by.
Enriches he and never drowses.

 

 

 

11   110   120   130   140   150   160   170