left   right 

 

страница 42

Часы уже «двенадцать» бьют.
Раз — в прошлом все,
Два — будущий экстаз.
Сухой букет на столе стоит,
мигают ели,
не дай Бог мечтам засохнуть в деле,
торжество разбавляет грусть мою,
снежинки — не тают,
ботинки — жмут.
В какой из дорог мне повезет?
Много ль забот…
Мало ль хлопот…
Духи целуются в Новый год,
всю ночь напролет благовония жгут.

666 300x150

Успех, обласканный мгновеньем
в затылок дышит упоением.
История берет свое,
подошвы, рассыпая в пыль.
Одно заветное желание
вторит мне — заклинания.
Из-под бровей густых
рассекает шрам,
историю, замысловатый.
Однако, жалости стенания
наказывает миг,
в момент признания.
Чем тягостней занозы и изгнание,
вольнее пишется банальное.

 

 

image001

image002

 

page 42

The clock strikes midnight.
One and everything is in the past.
Two and it is upcoming trance.
A dried out bouquet is on the table.
Pine trees twinkle.
Heaven forbid dreams to dry up afloat
Festivity dilutes my sorrow
Snowflakes never melt.
Shoes pinch.
What pathway is fortunate for me?
Plenty of concerns…
Lesser cares…
On New Year’s ghosts kiss
And through the whole night they burn incenses.

666 300x150

Success, that has been treated kindly by the moment
Breathes into my back with gusto.
History takes what it should.
Spreading bottoms into dust.
One devout wish revoices spells to me.
From under the thick eyebrows
Ingenious scar cleaves the story.
However, compassion’s wail
punishes the moment during confession.
The more oppresive splinters and exiles,
More free-and-easy common things are written.

 

 

11   110   120   130   140   150   160   170